Русско-германская война в Латинской Америке

На долю копирайтера очень редко выпадает удача – писать тексты на заказ с удовольствием. Я таких заказчиков берегу, как зеницу ока. Для одного из них уже полгода мною заполняется сайт о прекрасном городе Париже.  Хотя эта работа мне, по большому счету, экономически невыгодна, но без нее я бы окончательно свихнулся от бесконечных «автомойка дешево спб», которые нельзя упоминать в последнем абзаце, но обязательно в первом, и ни в коем случае не склонять. Кто хоть раз писал СЕО-статьи, тот меня поймет.

Так вот, при подборе материалов для последней статьи о русской эмиграции в Париже я наткнулся на удивительную историю. Оказывается, далеко не все русские эмигранты шли в таксисты или проститутки. Некоторые оставили свой след в истории далекой страны Парагвай, и этот след не изгладился по сей день.

Плоскогорье Гран Чако

Парагвай и сейчас не относится к числу богатых стран, хотя и занимает 6 место в мире по экспорту сои, основной сельскохозяйственной культуры. Русских туристов здесь бывает мало,  но всех их удивляет, что в Асунсьоне есть улицы Basilio Serebriakoff, Capitan Malutin, Mayor Kasianoff, Teniente Kanonnikoff, Comandante Salaskin, Nicolas Goldshmidt, Capitan Nicolas Blinoff и Coronel Butleroff. Это русские офицеры, отдавшие свои жизни в войне за Гран Чако, огромное плоскогорье, покрытое непроходимыми болотами и сельвой. Командовал ими генерал Иван Тимофеевич Беляев, георгиевский кавалер, участник Брусиловского прорыва, командующий артиллерией Добровольческой армии, вождь племени чако Алебук, национальный герой Парагвая.

Вождь Алебук со своими воинами на рекогносцировке

Изначально он хотел основать свой «Русский очаг» в Аргентине, но затем принял приглашение президента Парагвая. Здесь он совершил несколько экспедиций в Гран Чако, спорную территорию между Парагваем и Боливией. Достаточно долго она было сплошным белым пятном. Там жили только индейцы, которые редко попадались на глаза и не любили чужаков. Только благодаря тому, что Иван Беляев с детства бредил книгами Майн Рида и Ливингстона, он сумел найти контакт с дикарями. Они признали его своим, приняли в племя и дали имя Алебук (Сильная рука). Этот факт стал бесценным, когда началась война с Боливией.

Небольшое отступление. Незадолго до этого Парагвай уже воевал с Боливией, Бразилией и Аргентиной. Война обернулась демографической катастрофой – из 1,3 миллиона парагвайцев уцелели всего 200 тысяч, из них всего 30 тысяч мужчин. Страна находилась на дне нищеты. Ее вообще никто не принимал всерьез. И тут американские геологи находят на Гран Чако следы нефти. Боливия немедленно заявила о своих правах на всю территорию плоскогорья и начала подготовку к войне. В Боливии жило много немцев, естественно, армия строилась по немецкому образцу и с немецким оружием. В Боливийской армии служил, например, Эрнст Рем, будущий глава штурмовиков. Командовал армией немецкий генерал Ганс Кундт. В Германии Были закуплены танки и самолеты. Боливия уже качала нефть и могла себе это позволить.

Боливийский танк в мемориале Чако, Асунсьон

Нищий Парагвай смог выкроить деньги только на пулеметы и легкую артиллерию. Президент страны принял план обороны, предложенный генералом Беляевым. Парагвайские воинские части возглавили русские офицеры. Можете себе представить кавалерийский полк, вооруженный мачете, под командой донского есаула? Вот и боливийцы сильно удивились…

Парагвай должен был рухнуть и исчезнуть с географической карты. Спасли его русские, довоевавшие русско-германскую войну до логичного конца. Танки и самолеты оказались бесполезными в сельве, а вот партизанская тактика, в основе которой лежали знания генерала Беляева и его дружба с индейцами – поразительно эффективной. Там, на Гран Чако, под командованием Беляева, получил боевое крещение Альфредо Стресснер, будущий президент и диктатор.

Индейцы Гран Чако

В общем, через несколько месяцев Боливия запросила пощады. Международный арбитраж все же отдал ей кусок Гран Чако и там действительно нашли нефть. А вот на территории, доставшейся Парагваю, нефти не было. Этот факт не помешал Ивану Беляеву стать национальным героем, выдающимся этнографом и борцом за права индейцев. Только благодаря ему Парагвай стал единственной страной в мире, где язык коренного населения страны — гуарани — стал государственным, как и испанский, а индейцы приравнены в правах к остальным гражданам. Он завещал похоронить себя в Гран Чако, что и было сделано согласно обычаям племени. Вся страна горевала за ним, даже те русские, которые не понимали, как может Беляев на старости лет молиться о победе коммунистов во Второй мировой войне.

Но подвиг генерала Беляева и других русских офицеров, врачей, ученых и простых землепашцев не стал напрасным. В конце ноября этого года в парагвайской части Гран Чако все-таки нашли нефть. Надо ли говорить, что в современном мире это гарантирует стране процветание?

Вот какие удивительные вещи позволяет узнать копирайтинг. За одно это можно любить такую работу.

4 комментарев для “Русско-германская война в Латинской Америке

  1. Спасибо за интересный рассказ! Жалко только, что почти столетие прошло, а все еще пытаются определять, кто же был хороший белогвардейцы или красноармейцы. Ну не может быть в Гражданской войне 100% правых и виноватых .

    1. Хорошие и плохие — это персонажи детских игр, а не истории. А она все-таки показала, кто был прав. Все вернулось на круги своя. Жаль, что такие люди оказались не к месту в России сто лет тому назад.

  2. Борис, работа копирайтера действительно очень интересна и полна сюрпризов в виде самых загадочных «ключей» и изъявлений воли заказчиков. Зато сколько интересного узнает копирайтер в процессе работы! В последствии даже в обычной реальной жизни с копирайтером можно общаться на любые темы и он способен не только поддержать разговор, но и рассказать очень много интересных фактов по теме!

    1. Ну так и я а чем? Откуда бы я узнал такую необыкновенную историю? Удивительно, что российские сценаристы, высасывающие из пальца выдуманные сюжеты про белую гвардию, проходят мимо такого великолепного материала. О Беляеве снял прекрасный фильм Никита Михалков, но документальный, в цикле «Русские без России».

Обсуждение закрыто