Кинематические скульптуры Артура Гансона

Oil 1Признаюсь честно – я плохо понимаю современное искусство. В особенности это касается так называемых «инсталляций». Меня утешает, что я не один такой – еще в начале прошлого века свое недоумение высказывал ехиднеший литератор Аркадий Аверченко. Кстати, усиленно рекомендую, он удостоился титула «злейшего врага нашей революции» от самого Владимира Ильича, а тот на мелочи не разменивался.

Вот как в изображении господина Аверченко выглядит некий шедевр под названием «Сумерки насущного»: «…на стене  висел  металлический черный поднос,  посредине  которого  была  прикреплена  каким-то клейким  веществом небольшая дохлая крыса. По бокам ее меланхолически красовались две конфетные бумажки  и  четыре  обгорелые  спички, расположенные  очень  приятного  вида  зигзагом». В финале напуганные «крэатиффщеги» собираются заменить скоропортящуюся крысу свечным огарком на носке старого ботинка.

Честно говоря, большинство произведений современного искусства в этом жанре мне казались дальними потомками той самой крысы на подносе. И вот, поди ж ты…

Сначала мне бросились в глаза слова «кинетический скульптор». То есть, его творения движутся. Живьем не видел, но говорят, что выполненный в таком стиле фонтан перед Центром Жоржа Помпиду в Париже производит необыкновенное впечатление. Но там задействованы огромные механизмы, конструктор которых признан соавтором всей композиции. А вот Артур Гансон все делает буквально на столе. А пробивает даже такого толстошкурого носорога, как я.

Вот перед нами небольшой моторчик, прикрученный к деревянному брусу. Его вал вращается с частотой 200 оборотов в минуту. Движение передается на редуктор из червячной передачи и двух шестеренок, снижающий число оборотов в 50 раз. Затем на следующий и следующий – и так двенадцать раз. Короче говоря, последняя шестеренка провернется один раз через 2,33 ТРИЛЛИОНА лет. Все работает, моторчик крутится, шестеренки вращаются, только вот последняя залита в такой небольшой бетонный блок…

Все это творение называется «Machine with Concrete», то есть «Машина с бетоном». Может меня так торкнуло, потому что я пока еще инженер. Более наглядную настольную демонстрацию мизерности наших усилий перед лицом вечности сложно себе даже представить. И, что обидно, все ведь работает! Вращается, блин!

Не могу сказать, что мне так же понятны другие его работы. Где-то я углядел даже крысиный череп (возможно от той самой крысы). Впечатление все это производит жутковатое. Сильно попахивает безумием. Ну вот, для примера, еще одна кинематическая скульптура – «Маленький желтый стул». Что это? Модель творческого процесса или отражение распадающегося сознания?

3 комментарев для “Кинематические скульптуры Артура Гансона

  1. Распадающееся сознание. Теперь безумства и расстройства принято называть «творчеством» и «искусством». Хочется верить, что после спада всегда приходит подъём. Удручают и картины, и подобные творения, и нелепые скульптуры… Зачем выносить болезни своего мозга на люди?

    1. Творческие люди всегда немножко безумны. Или множко, это как у кого. Я же понимаю, что никакой механизм не выдержит пару триллионов лет, через годик работы со скрежетом лопнет одна из осей или полетит шестеренка. Хорошо еще, если рядом в этот момент никого не окажется. Но метафора, согласитесь, очень хороша.

      1. Точно. Но Вы в механизмах разбираетесь, а я, наивная женщина, поверила в чудо. :)

Обсуждение закрыто